Общественная экспертиза. Какое будущее уготовано Украине

Источник: vesti.ua

Общественная экспертиза. Какое будущее уготовано Украине

Последние соцопросы показывают: более 70% украинцев считают, что страна развивается в неправильном направлении (опрос группы «Рейтинг» от 06.08.2020). И это не случайно. Те проблемы, которые заставили электорат проголосовать против Петра Порошенко, спустя 1,5 года никуда не делись: война продолжается, коррупция цветет буйным цветом, экономика в застое. Однако еще больше тревоги вызывает то, что маячит на горизонте. Несмотря на выполнение Украиной всех требований ЕС и США, а также международных институтов типа МВФ и ЕБРР, она так и не стала ближе Западу. При этом после сознательного курса на разрыв отношений с Россией крупнейшие флагманы украинской промышленности типа «Южмаша» или «Мотор Сичи» находятся фактически в состоянии клинической смерти, а вместе с ними отечественное авиастроение, космическая промышленность, наука. Руководство страны заключает непонятные сделки, закупая дорогое американское топливо и электровозы, идет на поводу у нескольких десятков (!) «активистов», потребовавших блокировать Донбасс.

В итоге американскому президенту едва не объявили из-за Украины импичмент, отношения с РФ деградировали до исторического минимума, Донбасс отрезан. В ЕС и НАТО как не брали, так и не берут. У большинства украинцев сложилось устойчивое убеждение, что сменяющие друг друга президенты и правительства просто торгуют интересами страны ради собственного обогащения. А затем покупают виллы где-нибудь в Испании или Великобритании.

Вопросы, которые мы задали политикам и политологам и заключение:

  • Насколько оправданы «политические вмешательства» (наподобие блокады Донбасса, покупки электровозов у США, разрыва связей с Россией) в экономику Украины?
  • Кто и на каких основаниях должен принимать (и сейчас принимает) решения о стратегических изменениях в экономике Украины?
  • Какие изменения в экономическом развитии Украины были бы наиболее желательными в современных условиях? Движется ли страна в этом направлении, и если нет, то почему?
  • Заключение «Общественной экспертизы»
  • Если эти подозрения небеспочвенны, то главной угрозой будущему Украины являются не коррупция или война, а именно украинские политики. Кто определяет стратегические приоритеты развития страны, кто несет за это ответственность и как простые граждане могут влиять на эти процессы?

    Насколько оправданы «политические вмешательства» (наподобие блокады Донбасса, покупки электровозов у США, разрыва связей с Россией) в экономику Украины?
    Вадим Карасев, политолог, директор Института глобальных стратегий:

    — Если они компенсируются военно-стратегической помощью. Поскольку у страны вооруженный конфликт, приграничный, то, стало быть, мы не можем оперировать только экономическими, коммерческими категориями, нужно более объемно подойти к проблеме. Учитывая военно-стратегическую ситуацию, необходимость укрепления обороноспособности, дипломатическую поддержку и т. д. Поэтому, конечно же, покупать американские электровозы, когда есть свои, — это глупо. Но когда это обусловливается военно-стратегической помощью, финансовой, макрофинансовой, а главное обеспечивается дипломатической и внешнеполитической поддержкой, то как минимум надо подумать, что, в принципе, такое возможно.

    Руслан Бортник, политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

    — Война — это тоже последствие политики, неэффективной политики. Война — это банкротство политиков, которые не смогли найти другого выхода. Война на Донбассе стоила нам минимум 15% ВВП и сотни миллиардов долларов.
    Если брать частные контексты, то можно вспомнить и меморандумы с МВФ. Это политика, в том числе и потому, что в них определяются социальные стандарты, взаимодействие с ветвями власти, судебная система, антикоррупционные структуры. Экономика создает мотивацию для формирования тех или иных политик. Политика часто деформирует экономику, превращает конкурентные рынки в разного рода монопольные и олигархические структуры.

    Наталья Королевская, народный депутат:

    — Однозначно эти шаги не оправданны. От блокады Донбасса страдает вся территория Украины — подконтрольная и неподконтрольная. Нужно как можно быстрее восстанавливать партнерские связи с нашими соседями.

    Кто и на каких основаниях должен принимать (и сейчас принимает) решения о стратегических изменениях в экономике Украины?
    Вадим Карасев:

    — Принимает решение власть. Она выбрана и полномочна. Конечно, вы мне можете сказать, что МВФ, но он же не делает это сам, насильно и навязывая, заставляя, он не заставляет. Он рекомендует, направляет, убеждает. Возможно, шантажирует, но не заставляет.

    Степан Гавриш, политик, доктор юридических наук, академик:

    — Это самый сложный вопрос, поскольку системной государственной образующей политики, в отличие от России, в Украине нет. Сказать, что мы имеем правильную государственную систему формирования экономической политики, экономической стратегии, — нельзя. Во-первых, разрушены конституционные нормы, которые регулируют этот процесс. Согласно Конституции 2004 года, которая была восстановлена через Верховную Раду, нельзя сосредоточить власть в одних руках, поскольку кроме президента, который избирается всенародно, политические партии, в соответствии с четко заложенными Конституцией принципами, формируют Кабмин, а премьер-министр является достаточно независимой от президента персоной.
    Если президенту, что-то не нравится в решении Кабмина, то он может обратиться в Конституционный суд, но только в одном случае — если решение противоречит Конституции. Во всех остальных случаях Кабмин является главным субъектом формирования экономической политики. Но у нас она формируется молодыми людьми, которые вчера участвовали в вечеринках, работали в среде планктона разных организаций, скороспело получали быстрые дипломы в разных вузах.
    Президент не искушен в этих темах, при этом все решения принимаются в ОП, а правительство находится в подвешенном состоянии и под страхом увольнения, оно готово делать все. Поэтому главной проблемой является ручное управление. Поскольку украинская экономика не имеет стратегических центров формирования эффективной реальной конкурентоспособной экономической политики. Украина — зависимая в финансовом плане, в ресурсном плане. Если в первом от Запада, то во втором — от России. В Украине просто нет тех, кто реально занимается политикой.

    Антон Кучухидзе, политолог-международник:

    — Согласно Конституции Украины, за экономический блок отвечает Кабинет министров. Со всеми министерствами он должен просчитывать все риски, плюсы и минусы и принимать соответствующие решения. Мы же понимаем, что благополучие государства, его военная мощь, благосостояние людей зависят от экономики. А чтобы запустить экономику, нужна ее детенизация. Например, нелегальный табачный рынок в Украине оценивается в 5 млрд грн.
    А для граждан за все в стране отвечает президент Зеленский. Потому что они считают, что у нас власть монолитна, что у нее внутри нет дискуссий или противоречий и так далее.

    Руслан Бортник:

    — Главный экономист в стране — это премьер-министр. Он отвечает за весь комплекс экономических вопросов. Но в нынешней модели Украины мы понимаем, что на экономику влияет ОП и сам президент. От уровня их экономической компетенции и мотивации сегодня напрямую зависит украинская экономика.

    Наталья Королевская:

    — Согласно Конституции, парламент, формируя правительство, контролирует реализацию экономической стратегии страны. У нас нет программы действий правительства. У нас второе правительство занимается удовлетворением личных интересов и интересов иностранных кредиторов.

    Какие изменения в экономическом развитии Украины были бы наиболее желательными в современных условиях? Движется ли страна в этом направлении, и если нет, то почему?
    Вадим Карасев:

    — Наиболее желательный путь — это путь современной высокоэффективной экономики не только с аграрным сектором и сектором услуг, но и с промышленностью. Пока страна движется в обратном направлении. В силу того, что на данном этапе у нас выбор небольшой. По крайней мере до тех пор, пока не будет решен вооруженный конфликт на Донбассе. Возьмем Польшу. Это растущая экономика, но она зависима от немецких банков, немецкого капитала, американской военной поддержки и финансирования со стороны структурных фондов ЕС. Например, Польша получила помощь на преодоление пандемии. Она эффективна, но зависима, а у нас — и зависима, и неэффективна. Нам хотя бы выйти на модель с зависимой, но все-таки эффективной экономикой, а мы сейчас у разбитого корыта, на перепутье. У нас внутреннее управление неэффективно, и внешнее управление неэффективно.

    Степан Гавриш:

    — Одной из главных проблем является коррупция. Олигархи не имеют национальности, как и не являются приверженцами какого-либо государства, они приверженцы денег, банков и схем по уходу от налогов. Они создали политические фракции во всех без исключения органах власти, создали лоббистские группы, прямые и открытые, аффилированные под благотворительные разные фонды. У них в руках фактически вся система влияния на политику страны, но благодаря контролю над СМИ избиратели зачастую видят в них чуть ли не благодетелей. Для того чтобы у нас была либеральная экономика, надо покончить с олигархократией.

    Антон Кучухидзе:

    — Главное — чтобы поменять логику кредитования на инвестирование, нужно бороться с коррупцией, нужно сделать лояльную налоговую нагрузку и наладить судебную систему власти. Нужно разделять ответственность между парламентом и Кабмином.
    Налоги — это предмет принятия политических решений. Кабмин должен представить парламенту лояльные налоговые ставки. Если мы говорим о инвестициях, то очень важна судебная защита. Когда инвестор, бизнесмен не может защитить себя в суде, о каких инвестициях можно говорить!
    О чем мы говорим, когда, по самым скромным подсчетам, 60% экономики находится в тени. А все эти мероприятия — это ответственность Кабмина. С точки зрения парламента — есть большинство. Чего им не хватает, непонятно. Может, профессионализма, может, ритма.

    Руслан Бортник:

    — Первое — наиболее желательна демонополизация ключевых сфер. Все сферы монополизированы основными максимум пятью игроками. Это поможет снизить цены и увеличить качество предоставляемых услуг.
    Второе — соблюдение государством социальных стандартов, от которых зависит жизнь едва ли не половины украинцев.
    Третье — это деолигархизация. Уменьшение влияние олигархов на политику и уменьшение влияния политиков на экономику.
    Не стоит забывать и том, что внешнее управление национальной экономикой наносит нам огромный ущерб. Оно лишает нас конкурентоспособности на рынках. Это можно увидеть на примере «Укроборонпрома».

    Наталья Королевская:

    — Проект бюджета на 2021 год показывает, что никакой поддержки национальным производителям государство оказывать не собирается. Доходную часть они планируют собирать за счет импортного НДС. Тем самым еще больше создавать условия, чтобы хлам со всего мира заполонил наш рынок. Вместо того, чтобы поддержать наших производителей протекционизмом. Лоббисты иностранных правительств делают все, чтобы остановить нашего производителя.

    Заключение «Общественной экспертизы»

    Главный вывод, который можно сделать на основании мнения экспертов, сводится к тому, что Украина не может позволить себе вести самостоятельную экономическую политику. Во-первых, из-за продолжающейся войны. Во-вторых, из-за зависимости украинской экономики от западных инвестиций, решений и интересов. В-третьих, из-за деградации ядра национальной экономики, сложившейся еще во времена СССР. Все три проблемы взаимосвязаны. Однако, как и во всех важнейших для нашей страны вопросах, к разрешению этих проблем есть два подхода.

  • Пока идет война, Украина не может развивать свою экономику самостоятельно, так как нуждается в военной помощи и экономической поддержке Запада. За эти помощь и поддержку приходится принимать условия США и Европы, подстраивать национальную экономику под их требования и надеяться на то, что санкции ослабят Россию, она подчинится требованиям этих мировых центров, а Украина сможет вернуться к решению экономических проблем.
    По этому пути мы идем уже седьмой год. В ближайшем будущем от тяжелой промышленности и технологичных производств (которые Западу не нужны) останутся одни воспоминания, Украина попадет под еще более полное внешнее управление (если это вообще возможно). При этом непонятно, почему санкции вдруг сработают и война прекратится.
  • Война является инструментом внешнего ограничения украинской субъектности, которым пользуются как Запад, так и РФ. Украина волевым решением прекращает войну на основе Минских соглашений, возвращается к многовекторной экономической политике, работая с США, Китаем, Россией и ЕС как с равными партнерами, восстанавливает работу крупнейших предприятий и максимально отстаивает свой суверенитет.
  • В первом случае Украина превращается в сателлита западной экономики (оставаясь врагом России и превращаясь во врага Китая) с более-менее гарантированным минимальным доходом на экономической окраине Европы. Во втором — работает на построение собственной экономической стратегии. У каждого из путей есть свои достоинства и недостатки, однако решения о выборе одного из них должен принять Кабмин, утвердить президент и поддержать украинский народ.

    ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ